17.01.2012

Командировка в ад

  • Виктор САЗОНЕНКОВ, Владимир КОСТОМАРОВ

  • Десять лет назад на Балтийском флоте одним именным кораблем стало больше.

    В декабре 2001-го десантный корабль на воздушной подушке № 50, который моряки в разговоре по-свойски называли «полтинником», стал «Евгением Кочешковым». Эта боевая единица и сегодня находится в строю, напоминая нынешним воинам о подвиге их предшественников.



    Два генерала

    Евгений Николаевич ни на «подушках», ни на других десантных кораблях никогда не служил. После окончания в 1974 году Дальневосточного высшего общевойскового училища имени Рокоссовского вся его офицерская карьера, которую он начинал на Северном флоте, оказалась связанной с морской пехотой.

    Есть в военной среде анекдот. Как принято говорить, «с бородой»:

    -Может ли сын полковника стать генералом?

    -Нет.

    -А почему?

    -У генерала свой сын имеется!

    В семье полковника Николая Кочешкова, закончившего военную службу в столице Казахстана, выросли двое мальчишек. И оба со временем, вопреки анекдоту, стали генералами. Как и для многих других гарнизонных пацанов, перед братьями-близнецами Анатолием и Евгением не стоял вопрос о выборе жизненного пути. Сразу после окончания школы братья махнули в Благовещенск - учиться на офицеров морской пехоты.

    Анатолий, получив лейтенантские погоны, попал на Балтику, Евгений - на Север. Но офицерская жизнь почти как цыганская — кочевая. В 1988 году, после окончания в Москве Военной академии имени Фрунзе, гвардии подполковник Евгений Кочешков тоже стал балтийцем, получив назначение на должность начальника штаба 336-й гвардейской Белостокской орденов Суворова и Александра Невского бригады морской пехоты.

    Вскоре после приезда из столицы случилась вот какая история. Идет начштаба по улице Балтийска, и тут какой-то капитан 2 ранга, распахнув руки для объятий, бросается ему навстречу:

    - Что это ты, Анатолий Николаич, старых друзей не признаешь?

    Опешивший морпех только и сумел сказать:

    - Я действительно Николаевич. Только не Анатолий, а Евгений…

    Рассказывают, что и Анатолий Кочешков попадал в подобные ситуации. К слову, после окончания учебы в Благовещенске братья никогда больше не служили вместе. Даже академию в Москве окончили в разные годы.

    В 1990-м гвардии подполковника Е. Кочешкова назначили комбригом. А пять лет спустя на его долю выпало самое трудное в офицерской биографии - война в Чечне.



    Тяжёлые потери

    Этой даты нет в официальном календаре. Но есть решение военного совета Балтийского флота от 24 января 1996 года - установить 18 января День памяти военнослужащих БФ, погибших при выполнении конституционного долга на территории Чеченской Республики. Среди не вернувшихся с той войны не только морпехи, но и саперы из отдельного батальона морской инженерной службы в Приморске, и добровольцы с надводных кораблей. Но именно гвардейцы понесли самые тяжелые потери.

    8 января 1995-го на 15-градусном морозе морские пехотинцы грузились в военно-транспортные самолеты на аэродроме Храброво, а уже 15 января штурмовали в Грозном здания и улицы, примыкающие к президентскому дворцу.

    Накануне командир 879-го отдельного десантно-штурмового батальона морской пехоты Балтфлота гвардии подполковник Александр Даркович собрал офицеров. Выложил как на духу:

    - В ходе рекогносцировки обнаружены сильно укрепленные позиции противника. Без потерь обойтись будет невозможно, готовьте по одной группе от каждой роты…

    В то время, вспоминает тогдашний командующий БФ адмирал Владимир Егоров, через горнило Чечни прошли свыше тысячи военнослужащих Балтфлота. Потери: погибших - 46, раненых - 126. Четверо Героев России вернулись в Балтийск живыми - командир бригады Евгений Кочешков, командир батальона Александр Даркович, командир десантно-штурмовой роты Сергей Шейко, командир разведгруппы Дмитрий Полковников.

    Пятый - гвардии майор Евгений Колесников - стал Героем России посмертно. Образцом самопожертвования назвал его подвиг заместитель командира десантно-штурмового батальона по воспитательной работе гвардии майор Александр Плющаков: «Он со своим взводом сделал невозможное, ценой собственной жизни позволил выполнить батальону поставленную задачу».

    Вот как позже вспоминал о тех драматических событиях в книге «Вахту сдал исправно» адмирал Владимир Егоров: «Самым трудным было сообщить о гибели воинов. Первыми погибли два офицера - Е.Колесников и О. Силькунов. Сообщить вдовам о гибели их мужей я решил сам, убежденный в том, что эту самую страшную весть они должны услышать от меня. Тяжелое это было дело. Никогда не забудется горе женщин, ставших вдовами. Наташа Силькунова без конца повторяла: «Не верю, не верю, не верю». Альвина Колесникова, увидев меня, все поняла до того, как я ей сказал о смерти мужа. Она сжалась и все время молчала».



    «Вызываю огонь на себя!»

    С Дмитрием Полковниковым один из авторов этих строк работал в начале нынешнего века в мэрии Калининграда. Градоначальник Юрий Савенко назначил боевого офицера своим советником по социальным вопросам. Об огненной командировке на Северный Кавказ Дмитрий Александрович вспоминать не любил.

    Позже стало известно: сын офицера-связиста, он всегда хотел служить в плавсоставе. Но травмы, полученные в детстве, не позволили поступить в высшее военно-морское училище имени Ленинского комсомола. Если и верно утверждение, что бравого мужчину красят шрамы, то эти «образцы доблести», помимо полученных в детстве, выпускник Полтавского высшего военного командного училища связи привез из Грозного.

    Во время атаки президентского дворца в столице Чечни 18 января 1995 года гвардии старший лейтенант Полковников возглавил разведгруппу десантно-штурмового батальона. Но первый раз его контузило после минометного обстрела 14 января, когда балтийцы выбили дудаевцев из детского сада. Потом был штурм дворца, во время которого морские пехотинцы понесли самые жуткие потери: 15 убитых, 27 раненых.

    Вот как рассказывал о тех событиях командир батальона Герой России Александр Даркович: «Разведгруппа старшего лейтенанта Полковникова пробралась в двухэтажное здание и была блокирована группой боевиков. В результате боя была вынуждена закрепиться в помещениях второго этажа. Полковников вызвал огонь артиллерии на себя. Здание подожгли, а сами спустились на первый этаж. После того, как здание выгорело, группа под прикрытием огня первой десантно-штурмовой роты смогла выйти к командному пункту батальона через двое суток. Все считали группу погибшей, однако она вышла в полном составе, имея одного тяжелораненого матроса, всего обгоревшего, с ожогами различной степени тяжести…».



    Войны без потерь не бывает?

    Каждый год 18 января у памятника на территории бригады морской пехоты в Балтийске собираются не только военные. И по-прежнему мучаются вопросом: почему все-таки в боях на Северном Кавказе гвардейцы понесли такие тяжелые потери?

    Чтобы попытаться ответить на этот вопрос, надо для начала вспомнить, что происходило в армии и на флоте после развала Советского Союза в начале девяностых. Офицеры по нескольку месяцев не получали жалованье, потому вынуждены были, чтобы хоть как-то поддержать свои семьи, либо уходить на «гражданку», либо в свободное от службы время, как правило, ночью, искать хоть какую-либо работу на стороне. «Таксовали», работали дворниками, грузчиками в магазинах…

    Когда же грянул час испытаний и потребовалось взяться за оружие, в бригаде морской пехоты не смогли укомплектовать даже одного батальона для отправки в Чечню. Чтобы хоть как-то спасти ситуацию, пришлось задействовать матросов срочной службы из плавсостава.

    В уже упомянутой книге «Вахту сдал исправно» адмирал Владимир Егоров не скрывает реалий: «Боевое слаживание батальона проводилось в кратчайшие сроки, и в полном объеме проведено не было». Так, среди подчиненных комбата Александра Дарковича, улетевших из Храброво в Грозный, оказались корабельный радиотелеграфист матрос Виталий Макаров и матрос Валерий Телятников из 36-й бригады ракетных катеров в Балтийске. Оба паренька погибли в январе девяносто пятого в Грозном. Оба награждены орденами Мужества - посмертно.

    …А сыновья полковника Николая Кочешкова стали-таки генералами. Анатолий Кочешков - в Севастополе, где он возглавлял береговые войска Черноморского флота. Евгений в 1997 году окончил Военную академию Генерального штаба Вооруженных сил РФ. Там же, в столице, продолжил службу, возглавив штаб береговых войск Военно-морского флота, и в 1999 году стал генерал-майором.

    Но война убивает и после того, как отгремели ее последние залпы. Сумасшедшие нагрузки, переживания, ответственность, выпавшие на его долю в Чечне, не прошли для боевого комбрига бесследно: не выдержало сердце. Он скоропостижно умер 30 апреля 2001 года. Ему было всего 47. Похоронен Герой России на Троекуровском кладбище столицы.

    Так что завтра в Балтийске вспомнят и помянут не только 46 матросов и офицеров, не вернувшихся из Чечни, но и боевого генерала Евгения Кочешкова, чье имя с честью носит самый большой в мире десантный корабль на воздушной подушке.




    Возврат к списку