Зло узнаваемо 26.09.2015

Зло узнаваемо

Актёр и драматург Андрей Ковалёв – о добрых людях, о времени и о нашей жизни. Седьмого октября в областном драматическом театре состоится премьера моноспектакля драматурга и актера Андрея КОВАЛЁВА «Дом добрых людей».

- Название, кстати, придумал мой младший сын Егор, - сказал Андрей в интервью обозревателю «Калининградской правды» Ирине Моргулёвой.

- Андрей, о чем ваш спектакль?

- Очень сложный вопрос для меня. Он о нас, о жизни, о тех домах, в которых мы живем. О нас, заселяющих эти дома, людях любых возрастов и профессий. Это детская попытка сделать мир добрее. Каждое поколение хочет изменить этот мир к лучшему. Правда, мало кому удается, но попытки случаются.

- Какой реакции ждете от зрителя?

- Чтобы люди отдыхали и смеялись. Чтобы люди увидели себя и посмотрели про себя. Но в каждой моей постановке обязательно присутствует некий драматический момент, заставляющий человека задуматься, заглянуть вглубь собственного «я», что-то, может быть, переосмыслить. На репетиции режиссер был настолько растроган, что прослезился. Мы утвердили эту сцену, теперь на прогонах предлагает: «Давай-ка перепрыгнем это место». Но я хочу подчеркнуть, что это именно фрагмент, все-таки сейчас жизнь и так - то... люди придут ко мне, купят билеты, а я им со сцены еще и про проблемы...

- Андрей, сегодня говорить о том, что же такое доброта, весьма, я бы сказала, ответственное дело. Зло ведь более красноречиво, узнаваемо, выпукло и даже, простите, «эффектно» порой. Доброта же — понятие довольно размытое. К тому же доброта не очень-то бросается в глаза: такова ее природа. Скажите: что есть добрый человек в вашем понимании?

- Я думаю, — это тот, кто себя нашел, всерьез увлекся делом, которое приносит ему радость, стремится его продвигать. То есть человек занимается любимым делом, а ему за это еще и деньги платят. Такому человеку нет времени на то, чтобы причинять кому-то вред, завидовать, злословить. Тому, кто делом увлечен, легче пребывать в гармонии с миром, даже если этот мир порой не слишком ласков. Но многие из нас во всем винят кого угодно — только не себя. Им мешают: обстоятельства, родители, соседи, супруги и коллеги. Отсюда внутренняя суетливость, напряженность, недоверие... Мне продолжать? 

- Извините, заслушалась. Допустим, человек себя в профессии нашел. Но ведь важно, чтобы «там» он мог чувствовать себя свободным и счастливым.

- Наверно, да. Вы хотите узнать, свободен ли я, счастлив ли там, где свободен? Судите сами. Я еще ни разу не сыграл «Дом добрых людей», а уже пишу новую пьесу. Занимаюсь делом, приносящим удовольствие мне. И самое главное, что это нравится зрителям.

- А вы больше актер или писатель?

- Однозначно — писатель. Я пишу материал для того человека, которого представляю себе на сцене. Так что у меня есть исполнитель - я, вот для него и пишу. 

- Эту жажду творчества вам приходится как-то в себе взращивать, лелеять?

- Конечно. Писательство — это постоянная тренировка. Невозможно ничего не писать - и вдруг выдать «Капитанскую дочку». Сейчас в этом смысле, ну, во всяком случае мне, очень помогает интернет, я каждый день стараюсь что - то выдумать и воплотить. А чем интернет помогает? А тем, что ты сразу видишь реакцию потенциального зрителя, а это — очень хорошая площадка для «проверки» текстов. А любой мой моноспектакль ориентирован на успех, вот вам и формула. На спектаклях в зале - 750 человек. Как минимум, им должно быть интересно. И смешно. При этом два часа их нужно удержать. Значит то, о чем я буду говорить со сцены, должно касаться каждого из них. 

- Но не работай же единой... Что еще необходимо вам для счастья? Весь список огласите, если можно...

- Не может быть человек счастлив всегда. Если счастлив всегда, это вопросы к психиатру. Это сиюминутно, вроде бы счастлив, а потом раз: но ведь могло бы быть и лучше, и уже не очень счастлив. Несколько лет назад один человек спросил меня: «Ты счастлив?» Я сказал: «Да, но не очень, а вот если бы я в театре...» 

Сейчас я постоянно играю на сцене областного драматического театра. Когда меня впервые пригласили на гастроли в Питер, я тоже был счастлив... день. Потом еще раз съездил — выступил. Грядущей осенью намечено в Санкт-Петербурге уже три спектакля. Сейчас выбираем площадку в Москве. Я подчеркиваю: не куда позовут, а выбираем. Вот счастлив я, скажите? А повторю: человек в какой-то момент счастлив, а потом начинает хотеть большего, проще говоря — борзеть. Я и не мечтал сделать что-то музыкальное, нет, мечтал, как человек абсолютно не умеющий петь, но вот тут поступило предложение... Дальше секрет не раскрою, не сбудется... Как там? Мечты сбываются. Они сбываются, но, если ты продолжаешь работать. Вообще не знаю, что такое отсутствие идей, никогда этим не страдал, идей завались, только успевай их воплощать.

- Но все, что простирается вне творческого поля, для читателя, я полагаю, останется «за кадром». Тогда давайте о «материальной стороне вопроса».

- Мне важно иметь то, что необходимо, и чуть-чуть больше. Это про меня.

- А что для вас - «чуть больше»?

- Ну вот, к примеру, через год мой старший сын Дима пойдет либо в армию, либо в институт. Надеюсь, в институт. Так вот, нужно, чтобы я смог обеспечить его пребывание и учебу в другом городе.

- Насколько мне известно, Дима не пошел по вашим стопам. А что думает о будущей профессии ваш восьмилетний сын Егор?

- Сейчас он хочет в театр. Спрашивает: «Папа, можно я с тобой - на сцену?» Говорю: «Нет, не надо».

- А может, пусть попробует?

- Понимаете, дело в том, что он просто сейчас подражает папе.

- Что для начала совсем неплохо...

- Я понимаю. Но это сейчас не является его собственным выбором. Я не хочу брать на себя такую ответственность. Ему может понравиться. Но... Вот у меня многие спрашиваю, стоит ли идти в актеры. Отвечаю: «Ребята, пишите! Если будете сами писать, тогда как актеры станете относительно свободными. Так на какой вопрос я вам должен был ответить?

- О том, что для вас - «немного больше»?

- Хочу слетать с семьей далеко — на океан. Туда, где пальмы и белоснежный песок, но самое главное, улететь оттуда тогда, когда захочу я.




Возврат к списку